25.02.2017

В Израиле пройдет первый Национальный молитвенный завтрак

Обзор СМИ: новости религии в мире. Подготовлен Российским евангельским альянсом. Размещаемая информация не является выражением официальной позиции руководства РЕА

25 февраля 2017
В Израиле пройдет первый Национальный молитвенный завтрак

7 и 8 июня в Израиле пройдет первый Национальный молитвенный завтрак. К участию приглашаются представители христианских конфессий из разных стран, сообщает Христианский Мегапортал invictory.com со ссылкой на БОГ.NEWS.

В делегацию от Украины войдет Григорий Комендант, президент Библейского общества Украины.

«Впервые в Израиле состоится Национальный молитвенный завтрак с приглашением христиан. Это организовывают президент и парламент Израиля. У меня, как и у нескольких священнослужителей из Украины, есть приглашение. Это событие проводится в честь 50-летия освобождения Иерусалима», — сообщил священнослужитель.

Он отметил, что участие в событии примут главы христианских деноминаций Украины.

Источник: invictory.com

24 февраля 2017
Папа Римский считает, что лучше быть атеистом, чем лицемерным католиком

Лучше быть атеистом, чем одним из «многочисленных» католиков, которые ведут лицемерную двойную жизнь, цитирует 24 февраля "Голос Америки" очередное неожиданное заявление Папы Франциска. «Столько католиков ведут себя таким образом, – сказал понтифик накануне во время утренней мессы в своей резиденции в Ватикане. – Они говорят: я очень верующий, я всегда хожу на мессу, я состою в такой-то ассоциации».

Однако, по словам понтифика, этим людям следовало бы также признать: «Я живу не по-христиански, я не плачу своим работникам достойную зарплату, я эксплуатирую людей, я занимаюсь грязными делами, я отмываю деньги, я веду двойную жизнь».

Затем он процитировал мнение, которое ему часто доводилось слышать: «Чем быть таким католиком, лучше уж быть атеистом».

Спустя меньше двух месяцев после своего избрания в 2013 году Папа Франциск сказал, что христиане должны считать атеистов хорошими людьми, если те делают добрые дела.

Источник: portal-credo.ru

24 февраля 2017
МОНИТОРИНГ СМИ: Распространение религиозных убеждений или миссионерская деятельность: разграничение понятий. Разъяснения адвоката Анатолия Пчелинцева

В Российской Федерации человек, его права и свободы, включая свободу вероисповедания, провозглашены высшей ценностью.

Конституция Российской Федерации 1993 года 1 , Федеральный закон от 26 сентября 1 997 года № 1 25-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» 2 с учетом международно-правовых требований в области прав человека и тенденций современной юридической науки закрепили ряд принципиальных положений, обеспечивающих реализацию индивидуальных и коллективных религиозных прав и свобод граждан.

Конституционно-правовое обеспечение этих прав и свобод необходимо, в первую очередь, для свободного развития каждого человека и формирования полноценного гражданского общества.

Несмотря на определенный прогресс в исследуемой области, следует констатировать, что развитие конституционно-правовых основ свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений в России осуществляется неоднозначно. Наша страна подошла к моменту формирования демократического государства в 1 990-е гг. без накопленного положительного опыта в области юридического гарантирования прав человека в сфере религии. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» принимался в сложной борьбе представлений о том, что именно и в каких пределах должен гарантировать этот закон.

Конституционно-правовые проблемы свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений длительное время были обделены должным вниманием в отечественной юридической литературе.

Можно назвать две главные причины сложившейся неутешительной ситуации.

Первую причину можно объяснить продолжительным идеологическим господством в советской общественной науке атеистического предрассудка «отмирания» религии как «опиума для народа», который объективно препятствовал нормальному развитию соответствующих научно-правовых исследований, так как неоправданно сужал и сковывал свободу добросовестного научного поиска в этой сфере. Большинство работ советского периода по данной тематике в силу известных причин не содержат ответа на многие всегда актуальные и поныне злободневные вопросы, которые волнуют все поколения людей в нашей стране.

Вторая причина заключается в том, что часть рассматриваемых проблем находится на стыке правоведения и религиоведения. В то же время современная методология, терминология, а также необходимый эмпирический материал в названных отраслях научного знания по данной проблематике еще только начинают нарабатываться. Качественным исследованиям существенно препятствует все еще бытующий в ученой среде сугубо специализированный «ведомственный патриотизм», мешающий плодотворно использовать существенные достижения современных социальных наук. К этому следует добавить то обстоятельство, что большинство российских юристов, как правило, не сведущи в проблемах религии, что проявляется в ненадлежащем поиске оптимальных конституционно-правовых трактовок содержания и выражения свободы вероисповедания и правомерности религиозной деятельности.

Однако в последние годы все большее количество ученых правоведов обращается к теме теоретического осмысления и законодательных гарантий религиозных прав человека. С принятием Федерального закона № 374-ФЭ от б июля 2016 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (так называемый «закон Яровой») интерес, как ученых, так и верующих к конституционно-правовым гарантиям свободы совести существенно вырос.

В первую очередь это объясняется тем, что данным законом были внесены существенные поправки в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 1 25-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в части правового регулирования миссионерской деятельности.

С одной стороны, религиозная проповедь является неотъемлемой частью вероучительной практики для религиозных объединений любых конфессий. Так в Евангелии от Матфея сказано: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мтф. 28, 19); подобное указание содержится и в Евангелие от Марка: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мрк. 16, 15-16).

С другой стороны, для духовенства и верующих любой религии вероотступничество, переход в другую религию, представляется тяжким грехом. Поэтому деятельность миссионеров и проповедников, стремящихся убедить последователя какого-либо вероучения переменить религию, воспринимается ими крайне негативно. Особенно болезненную реакцию у части российского общества вызывает миссионерская деятельность представителей новых, нетрадиционных для нашей страны религиозных движений. Это актуализирует противоречие между «объективными потребностями развития в России национальной культуры и навязываемыми нам чуждыми духовными ценностями» 1 . Можно констатировать наличие конкуренции или антагонизма между конституционным правом на распространение религиозных убеждений и правом личности на защиту от недобросовестных или насильственных попыток изменить ее религиозные убеждения. В условиях поликонфессионального российского общества оптимальное правовое регулирование должно гарантировать, как право верующего переубедить другого, так и право верующего «не быть переубеждаемым» против своей воли, путем обмана или принуждения. Только при достижении этой цели возможно мирное сосуществование и веротерпимость между последователями различных конфессий, деятельность практически каждой из которых включает более или менее активные усилия по обращению сограждан, в том числе инако-верующих, в свою религию.

В этой связи представляется целесообразным установить те специфические особенности, которые отличают миссионерскую деятельность как частное понятие от более общих понятий, связанных с правом распространения убеждений.

Среди прав и свобод, гарантируемых Конституцией Российской Федерации, наиболее широкое содержание имеет свобода слова (часть 1 статьи 29), обеспечивающая возможность распространять любые убеждения, включая религиозные, философские, политические, экономические, научные и т.д.

Более частный характер имеет предоставляемое статьей 28 Конституции Российской Федерации право распространять религиозные и иные убеждения. Не ограничивая обеспеченное конституционной свободой слова право распространять любые убеждения, данная норма предоставляет дополнительную специальную гарантию права распространять убеждения мировоззренческого характера, связанные с отношением к религии вообще и к конкретным религиям, включая собственно религиозные, атеистические, религиозно-философские и т.п. убеждения. Аналогично международно-правовым документам, гарантирующим основные права и свободы человека, Конституция Российской Федерации называет религиозные убеждения отдельно от «иных убеждений», связанных с отношением к религии и мировоззрением.

Таким образом, распространение религиозных убеждений можно рассматривать в качестве особо упомянутой в Конституции разновидности права распространять «религиозные и иные убеждения».

Распространение религиозных убеждений может осуществляться в качестве личной инициативы человека, от своего имени, в качестве высказывания личных убеждений или же от имени и по поручению религиозного объединения. Последний подвид деятельности по распространению религиозных убеждений мы и определяем как миссионерскую деятельность.

Таким образом, следуя от общего к частному, можно выстроить следующую иерархию понятий:

• распространение убеждений (идей и информации);

• распространение религиозных и иных убеждений (мировоззренческого характера, выражающих отношение к религии);

• распространение религиозных убеждений;

• миссионерская деятельность.

В зарубежной литературе в качестве термина, обозначающего деятельность по распространению религиозных убеждений, используется термин «прозелитизм» 1 . В некоторых конфессиональных документах этот термин имеет негативное значение и обозначает нечто вроде агрессивного и недопустимого переманивания верующих из одной религиозной организации в другую. Так, в документе, подготовленном Совместной богословской комиссией Всемирного совета церквей и Католической церкви заявляется, что «к прозелитизму относится все то, что нарушает право человека, независимо от того, христианин он или нехристианин, на свободу от внешнего принуждения в религиозных вопросах, а также все то, что при провозглашении Благой вести не согласуется с теми способами, с помощью которых Бог привлекает к себе свободных людей в ответ на его призывы служить в духе и истине» 2 . В противоположность этому, в научной литературе, так же как и в решениях Европейского Суда по правам человека, термин «прозелитизм» имеет, нейтральный характер, обозначающий любую деятельность по распространению религии, а «недобросовестный прозелитизм» рассматривается лишь как частное проявление прозелитизма. Ввиду юридической неопределенности термина «прозелитизм», в диссертационном исследовании нами используется выражение «распространение религиозных убеждений» (за исключением прямого цитирования источников).

Т. Станке констатирует, что в международных документах в области прав человека не содержится прямого упоминания о свободе распространять религиозные или иные убеждения. Единственным исключением является Американская Конвенция о правах человека 1969 г., в статье 12 которой прямо утверждается, что право на свободу религии или убеждений включает в себя свободу «распространять свою религию или убеждения». Спорный момент в интерпретации положений международных документов обусловлен тем, что присутствующее во Всеобщей Декларации прав человека, Международном Пакте о гражданских и политических правах выражение о праве «исповедовать свою религию или убеждения» не вполне тождественно явному признанию права «распространять свою религию или убеждения», то есть целенаправленно воздействовать на сознание другого человека с целью изменить его убеждения. «С учетом того, что проповедь религиозного опыта и убеждений важна для многих крупнейших религий мира, представляется логичным, что свобода выражения религиозных или иных убеждений должна распространяться и на попытки убедить других людей принять новые религиозные убеждения или принадлежность» 1 .

В международном сообществе существуют разногласия по поводу того, является ли неотъемлемой составной частью свободы мысли, совести и религии право человека пытаться обратить другого человека в свою веру. В некоторых мусульманских странах отступничество от ислама карается уголовным законом. Отсюда естественным образом следует, что и попытка убеждать мусульманина изменить свои религиозные убеждения подвергается запрету. Например, правительство Малайзии утверждает, что запрет на прозелитическую деятельность среди мусульман не является ограничением права мусульман менять свою религию: «Если какой-либо мусульманин желает получить знания о другой религии или даже принять другую религию по собственной воле и по собственной инициативе, то законы, запрещающие прозелитизм, не могут ему в это воспрепятствовать. Эти законы направлены лишь на защиту мусульман от попыток обратить их в другую религию» 2 .

Европейский Суд по правам человека указывает, что «религиозная свобода, будучи прежде всего предметом совести каждого человека в отдельности, предусматривает, среди прочего, свободу «исповедовать [свою] религию». Свидетельствование словами и делами неразрывно связано с существованием религиозных убеждений. В соответствии со статьей 9 свобода исповедовать свою религию не только осуществима в сообществе с другими, «публично» и внутри круга тех, чью веру разделяет человек, но может утверждаться и «индивидуально», «в частном порядке»; более того, она включает в принципе право пытаться убедить своего ближнего, например, через «обучение», без чего «свобода изменения [своей] религии или верования», закрепленная в статье 9, осталась бы мертвой буквой» 3 .

Следует также учитывать то обстоятельство, что в международных документах в области прав и свобод человека употребление выражений «свобода мысли, совести и религии», «свобода исповедовать свою религию» не сопровождается определением понятия «религия». Соответственно, не существует жестких критериев, позволяющих различать распространение религиозных убеждений от распространения иных убеждений. Практическая необходимость в такой демаркации может возникать только в некоторых случаях, например, при определении Европейским Судом по правам человека, имеет ли место нарушение статьи 9 (свобода мысли, совести и религии) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - ЕКПЧ) или же статьи 10 (свобода выражения мнения 4 ). Кроме того, статья 10 ЕКПЧ включает более пространный перечень оснований для ограничения свободы выражения мнения, чем для свободы исповедовать свою религию или убеждения.

Можно придти к выводу, что на уровне международного права дискуссионным является вопрос о границах права распространять свои религиозные или иные убеждения с целью изменить убеждения другого человека. Однако и распространение религиозных, и распространение атеистических и других нерелигиозных убеждений считаются защищенными принципами свободы мысли, совести и религии и свободы выражать свое мнение. Никаких специальных ограничений и правил для распространения религиозных убеждений в отличие от иных видов убеждений мировоззренческого характера международные документы не устанавливают.

Следует также обратить особое внимание на то, что международное право не разграничивает деятельность по распространению религиозных убеждений по субъекту деятельности. В актах Европейского Суда по правам человека по жалобам, связанным с прозелитизмом 5 , ни упоминаемые решения национальных властей государств-ответчиков, ни сам Европейский Суд не придают значения тому обстоятельству, действовал ли заявитель (заявители) жалобы как уполномоченное лицо какой-либо религиозной организации (как миссионер) или же, как частное лицо, проповедующее религиозные учения от собственного имени.

Российская Конституция с полной определенностью включает в состав свободы совести и свободы вероисповедания (статья 28) право распространять религиозные и иные убеждения. С учетом вышесказанного в отношении международно-правовой защиты религиозной свободы и в свете системного толкования норм Конституции Российской Федерации, гарантирующих основные права и свободы человека и гражданина, в частности статей 28 и 29, представляется возможным сделать вывод о том, что отдельное упоминание права распространять религиозные убеждения не противопоставляет это право праву распространения иных убеждений, не ограничивает содержание этого права, а напротив, служит дополнительной гарантией того, что религиозные убеждения могут распространяться наряду с иными убеждениями без специальных ограничений.

Ввиду полного отсутствия в международном праве остановимся на определении этого понятия в российском законодательстве.

Так, миссионерской деятельностью согласно с п. 1 ст. 24.1 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами.

Важной характеристикой миссионерской деятельности является то, что она осуществляется субъектом (религиозной организацией) сознательно, целенаправленно и идентифицируется им самим в качестве миссионерской деятельности путем формального наделения миссионера соответствующими полномочиями. При идентификации деятельности религиозной организации в качестве миссионерской недопустимо руководствоваться так называемым «принципом объективного вменения», то есть только объективными признаками вопреки позиции самой религиозной организации.

Нельзя считать приемлемыми и попытки распространить содержание понятия «миссионерская деятельность» на высказывания, осуществляемые личностью по собственной инициативе, даже если они направлены на то, чтобы убедить слушателя стать участником конкретного религиозного объединения. В религиозной жизни весьма типичны ситуации, когда верующий рассказывает о выдающемся проповеднике или пастыре, о святых реликвиях и о чудотворениях, призывая собеседника посетить храм или религиозное собрание. Включать все эти бесконечно разнообразные формы личного общения в понятие «миссионерская деятельность» означало бы расширить его до полной утраты им четкости и конкретности.

Попытки подвести под понятие «миссионерская деятельность» все виды распространения религиозных убеждений и придать данному виду религиозной деятельности разрешительный характер со стороны государства, неизбежно приведут к необоснованным ограничениям свободы вероисповедания и связанных с нею в данном случае иных свобод (свобода собраний, свобода слова, свобода передвижения и др.), будут являться неправомерным вмешательством в частную жизнь граждан и во внутренние дела религиозных объединений.

Следует иметь в виду, что согласно статье б Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» всякое религиозное объединение создается в целях совместного исповедания и распространения веры. В смысловом единстве со сказанным выше о соотношении объема понятий «распространение религиозных убеждений (веры)» и «миссионерская деятельность» можно сделать вывод о том, что всякое религиозное объединение занимается распространением религиозных убеждений, но не обязательно в форме миссионерской деятельности .

Такие формы распространения религиозных убеждений могут также осуществляться религиозными организациями при осуществлении различных видов деятельности, которые они не позиционируют в качестве миссионерской - культурно-просветительной, образовательной и т.д.

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что в российском законодательстве правовое регламентирование миссионерской деятельности должно осуществляться на основе принципа добровольного декларирования религиозными организациями своей миссионерской деятельности, не исключающее права религиозных объединений и граждан распространять религиозные убеждения иными методами.

Анатолий Пчелинцев,

Источник: portal-credo.ru

23 февраля 2017
Церковь и домашнее насилие: что показало исследование

Христианская организация LifeWay Research (США) провела исследование об отношении протестантских церквей к жертвам домашнего насилия и оказании помощи таким людям, сообщает Христианский Мегапортал invictory.com.

Опрос проводился среди 1 000 протестантских пасторов США. Скотт МакКоннел, исполнительный директор LifeWay Research, комментируя результаты опроса, заявил, что церкви хотят помогать жертвам домашнего насилия, но далеко не всегда эффективны в этом.

Протестантские пасторы хотят быть полезными, но не знают с чего начать. Большинство из них говорит, что церковь — это место убежища для жертв домашнего насилия, но мало кто знает, есть ли случаи такого насилия в общине. И только половина пасторов говорит, что у них есть какой-то план помощи, если вдруг жертва насилия к ним обратится.

89% говорят в церкви, что домашнее насилие — это не нормальное явление.

87% опрошенных пасторов уверены, что в случае насилия люди прибегут в их церковь, как в убежище.

Но почти половина пасторов (47%) не знают, есть ли в их церкви люди, подвергающиеся насилию дома. 37% заявили о том, что у них в церкви есть жертвы домашнего насилия.

И еще 15% утверждают, что в их церкви никто не подвергался насилию.

Скотт МакКоннел отметил, что скорее всего жертв домашнего насилия намного больше, только в общинах об этом не знают.

В результате исследования стало ясно, что только 52% церквей имеют план помощи жертвам бытового насилия. Хотя под помощью подразумевалось разное.

76% церквей, у которых есть план помощи, направляют людей к профессиональным консультантам. У 64% есть финансы для оказания помощи пострадавшим. 61% таких церквей может предоставить жертвам безопасное место для проживания. Около 53% знают к кому направить жертву за юридической помощью. 49% знают, с кем в церкви жертвы насилия могут поговорить. Кроме того церкви направляют пострадавших в приюты или государственные учреждения, предлагают жертвам пасторское попечение и поддержку.

Проведенный опрос также показал, что если член церкви подает на развод и указывает в качестве причины домашнее насилие, то 59% пасторов согласны, что развод — это лучший вариант, а 3% уверены, что насилие не повод для развода.

Джули Оуэнс, консультант из Северной Каролины, которая разработала программу по предупреждению бытового насилия для церкви и министерства юстиции США, рассказала, что церкви хотят быть убежищем для жертв, но своими непрофессиональными действиями пасторы приносят больше вреда, чем пользы.

Часто пастор идет поговорить с предполагаемым обидчиком, тот все отрицает, а потом мстит жертве. Нередко обидчики являются хорошими манипуляторами. Они при пасторе просят прощения, говорят, что хотят помириться со своими супругами — говорят именно то, что пасторы хотят услышать. Но затем ситуация в семье повторяется или становится еще хуже.

«Намного легче поверить обидчику, чем помочь жертве», — заявила Джули Оуэнс.

Она подчеркнула, что на первом месте должен быть вопрос обеспечения безопасности жертве насилия. А это означает помощь большую, чем консультация психолога или юриста. Поэтому пасторы далеко не всегда способны справиться со сложными потребностями жертв домашнего насилия.

«Церкви недооценивают духовный, психологический и эмоциональный ущерб от домашнего насилия», — подчеркнула Оуэнс.

Источник: mirvam.org

23 февраля 2017
Президент Всемирной лютеранской федерации удостоен премии мира Нивано

Епископ Евангелическо-лютеранской Церкви в Иордании и Святой земле Муниб Юнан стал 34-м лауреатом премии Нивано. Награда присуждена за вклад в диалог между различными религиозными общинами Святой земли и борьбу за мир.

Муниб Юнан родился 18 сентября 1950 года в Иерусалиме в семье арабских христиан антиохийской традиции, перешедших в протестантизм, пишут английская и французская Википедия. В 1969-76 изучал богословие в Финляндии, позже – в США.

В 1980 женился, имеет трех детей и несколько внуков. Его супруга Суад – директор школы для слепых в Бейт-Ханине.

В 1976 стал пастором, служил в Иерусалиме, Бейт-Джале и Рамалле. В 1990 стал председателем синода Евангелическо-лютеранской Церкви Иордании и Святой земли, а в 1998 – епископом ЕЛЦИСЗ.

Муниб Юнан прнимает самое активное участие в экуменической и межрелигиозной деятельности.

В 2010 он был избран президентом Всемирной лютеранской федерации.

В 2002 он был одним из религиозных лидеров – христианских священнослужителей, шейхов и раввинов, – подписавших Александрийскую декларацию с призывом к миру на Святой земле, которая почитается последователями трех монотеистических религий.

Вручение премии состоится 27 июля в Токио. Лауреат получит памятную медаль и денежную сумму.

Премия Нивано названа в честь основателя буддийской организации «Риссё Косэй-кай» Никкё Нивано (1906-1999), активного борца за мир и за развитие сотрудничества между разными религиями.

В прошлом лауреатами премии Нивано становились, в частности, бывший генеральный секретарь Всемирного совета Церквей пастор Филип Поттер (1986), Всемирный исламский конгресс (1987), ирландская община Корримила (1997), итальянская община св. Эгидия (1999), Мирная инициатива религиозных лидеров региона Ачоли, Уганда (2004), швейцарский богослов Ханс Кюнг (2005), ассоциация раввинов за права человека (2006), иорданский принц Хасан Бен Талал (2008), активистка из Индии Эле Рамеш Бхатт – индуистка по вероисповеданию и последовательница учения Махатмы Ганди (2010), нигерийская женщина-пастор Эстер Ибанга (2015), многие другие известные деятели.

Источник: baznica.info

22 февраля 2017
"Amnesty International" заявила об ухудшении ситуации со свободой слова в РФ, связав изменения с принятием "закона Яровой"

В России в 2016 году усилилось давление на свободу выражения мнений, заявила правозащитная организация Amnesty International в опубликованном в среду ежегодном докладе, сообщает "Интерфакс"

"Ужесточились ограничения, налагаемые на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний", - говорится в нем.

Правозащитники отмечают, что власти РФ в 2016 проводили политику по ужесточению законодательства в этой сфере. Наиболее ярким примером называют принятый в июне 2016 "пакет Яровой". "Мы отмечаем, что поправки, внесенные в антиэкстремистское законодательство, во многом противоречат тем обязательствам, которые на себя взяла Российская Федерация в рамках международного права", - заявил глава представительства Amnesty International в России Сергей Никитин.

В реестр иностранных агентов за 2016 год были внесены десятки независимых правозащитных, экологических, женских и социально ориентированных некоммерческих организаций, в том числе международное общество "Мемориал", "одна из ведущих некоммерческих организаций Российской Федерации, которая имеет давнюю историю", отмечают в организации.

В докладе также говорится о "повсеместном и систематическом применении пыток и жестокого обращения" в местах содержания под стражей и колониях в России. Кроме того, в Amnesty International обращают внимание на проблему неоказания надлежащей медицинской помощи в местах содержания под стражей.

Источник: portal-credo.ru

21 февраля 2017
Епископ Константин Бендас на форуме «Национальная безопасность России» рассказал о работе протестантских реабилитационных центров

16 февраля в Общественной палате РФ состоялся форум «Национальная безопасность России», который был посвящен борьбе с наркоугрозой. В работе форума приняли участие представители профильных ведомств, религиозные деятели и эксперты. Форум «Национальная безопасность России» — это ежегодное мероприятие, предназначенное не только для обсуждения проблемы, но и для выработки конкретных решений.

Наркотизация общества — сложная проблема, имеющая как социальные, так и экономические причины. По мнению участников мероприятия, для решения проблемы необходим комплексный подход, важную роль в котором играют религиозные организации, обладающие практическим опытом, как в профилактике наркомании, так и в реабилитации наркозависимых людей.

В своем выступлении Первый заместитель Начальствующего епископа – Управляющий делами Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) епископ Константин Бендас напомнил участникам форума, что еще 9 июля 2010 года Президентом РФ был подписан указ №690 «Об утверждении стратегии профилактики наркотической зависимости 2010 – 2020 годов». Пункт 25 четвертого раздела этого документа обозначает основную задачу профилактики наркозависимости как формирование у детей школьного возраста психологического иммунитета к наркотикам. Этот иммунитет, по мнению епископа, должен формироваться необходимыми «витаминами» и «прививками». В качестве «витаминов» в этом процессе выступает то, что относится к положительной мотивации: любовь и забота в семье, увлечения и спорт. Однако не менее необходимы и «прививки»: наглядное и доступное просвещение о природе наркотической зависимости, об ужасающих последствиях употребления наркотиков и предостережения о возможных путях вовлечения в пагубное пристрастие.

Продолжая мысль инициатора мероприятия председателя Комиссии ОП РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Антона Цветкова о том, что одна из задач форума – оценка работы органов власти, которые отвечают за данную проблематику, епископ Константин Бендас выразил недоумение действиями руководства ФСКН. Расформированное ныне ведомство упорно не замечало успешную работу религиозных организаций. Сам епископ является председателем Координационного совета реабилитационных служений РОСХВЕ, куда входит порядка 350 стационарных реабилитационных центров. Он подчеркнул, что поскольку у государства и близко нет подобного масштаба работы, игнорирование успешного опыта выглядит, по меньшей мере, странно.

Подтверждением словам епископа стало выступление священнослужителя Русской Православной Церкви из Ростова-на-Дону, который признал, что в своем регионе при оказании помощи наркозависимым активно использует опыт протестантских реабилитационных центров.

По окончании форума представитель РОСХВЕ вошел в рабочую группу по подготовке итоговой резолюции форума и выработке конкретных предложений в профильные ведомства.

Источник: sclj.ru

21 февраля 2017
Татарстанский муфтият вошел в Межрелигиозный совет России

*** Состав Совета расширен впервые за 16 лет

Москва. Духовное управление мусульман Татарстана вошло в состав Межрелигиозного совета России, сообщил корреспонденту "Интерфакс-Религия" источник в МСР.

"До сих пор мусульман в этом совещательном органе представляли три организации - Центральное духовное управление мусульман России, Совета муфтиев России и Координационный центр мусульман Северного Кавказа", - пояснил собеседник агентства.

О вхождении ДУМ Татарстана было объявлено во вторник в Москве на заседании Межрелигиозного совета.

По словам источника, это первый случай расширения состава Межрелигиозного совета с 2001 года, когда в него вошли Федерация еврейских общин и северокавказский муфтият.

Таким образом, теперь Совет состоит из восьми религиозных организаций.

Собеседник агентства также уточнил, что появление новой исламской организации в рядах Совета не означает перекоса в пользу мусульман при принятии решений, поскольку в Межрелигиозном совете действует принцип "одна религия - один голос".

По информации источника, ряд других крупных исламских организаций страны также претендует на вхождение в Совет.

Источник: interfax-religion.ru

18 февраля 2017
Очередное заседание Комиссии по взаимодействию с религиозными объединениями

В Москве в Аванзале храма Христа Спасителя под председательством главы Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойды состоялось заседание Комиссии Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации по вопросам гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений.

В заседании приняли участие Начальствующий епископ РОСХВЕ, член Комиссии по вопросам гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений епископ Сергей Ряховский и Первый заместитель Начальствующего епископа – Управляющий делами РОСХВЕ епископ Константин Бендас.

В ходе заседания были рассмотрены вопросы подготовки к проведению очередного заседания Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, посвященного вопросам социальной деятельности религиозных организаций. На заседание были приглашены председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх и руководитель сектора делопроизводства Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению священник Александр Алешин.

Епископ Иринарх сообщил участникам заседания о проблемном поле и результатах деятельности возглавляемого им отдела, о взаимодействии с Федеральной службой исполнения наказаний Российской Федерации по вопросам окормления заключенных в российских тюрьмах, о подготовке капелланов, а также о проблемах реабилитации и ресоциализации освободившихся из мест заключения.

В рамках обсуждения вопроса взаимодействия религиозных организаций со ФСИН епископ Сергей Ряховский говорил о важности совместной и скоординированной работы в этой сфере всего религиозного сообщества. «Мы не должны тянуть одеяло на себя, не надо расталкивать друг друга локтями, но напротив необходимо сообща решать проблемы», - в частности, сказал епископ. По мнению РОСХВЕ, поскольку у всех конфессий есть свои наработки, в том числе и в области взаимодействия со ФСИН, то объединение усилий принесет добрый плод и в этой области.

В ходе дискуссии участниками была выражена поддержка принципиальной позиции Русской Православной Церкви по вопросу искусственного прерывания беременности и высказано предложение вынести это в качестве одного из вопросов на грядущее заседание Совета.

Во второй части заседания В.Р. Легойда сообщил о деятельности рабочей группы по подготовке предложений о проекте нормативно-правового акта, регулирующего отношения в сфере укрепления единства многонационального народа Российской Федерации. Член Совета по межнациональным отношениям при Президенте Российской Федерации В.Ю. Зорин озвучил основные позиции дискуссии по вопросу дефиниции «российская нация». Председатель Комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Общественной палаты Российской Федерации И.Е. Дискин также сообщил о проблемах, с которыми могут столкнуться эксперты в области межнациональных отношений, а также выразил мнение о сущности понятия «единство российской нации» и обязанности каждого гражданина и всего гражданского общества стремиться к общественному единству на основе общепринятых ценностей патриотизма, социальной справедливости и свободы.

В заключительной части участники обсудили некоторые актуальные события межрелигиозных и религиозно-государственных отношений в Российской Федерации.

Подводя итоги заседания, председатель Комиссии В.Р. Легойда призвал к тесному взаимодействию представителей традиционных религий, государства, научного сообщества, общественных сил и организаций для развития социально полезных инициатив и предотвращения конфликтных ситуаций в обществе.

В заседании приняли участие члены Комиссии:

С.А. Мельников, референт Управления Президента РФ по внутренней политике, ответственный секретарь Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ;

И.Е. Дискин, председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений;

В.Ю. Зорин, член Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям;

священник Игорь Ковалевский, генеральный секретарь Конференции католических епископов России;

В.Ю. Квятковский, и.о. заместителя председателя Синодального отдела по делам молодежи;

протоиерей Александр Пелин, заместитель председателя комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений;

протоиерей Лев Семенов, руководитель Духовно-просветительского центра Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, член Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ.

В мероприятии также участвовали:

епископ Красногорский Иринарх, председатель Синодального отдела по тюремному служению МП Русской Православной Церкви;

священник Александр Алешин, руководитель сектора делопроизводства Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению МП Русской Православной Церкви;

С.В. Ряховский, начальствующий епископ РОСХВЕ (п.) и первый заместитель начальствующего епископа – управляющий делами РОСХВЕ епископ К.В. Бендас;

раввин Аарон Гуревич, руководитель Департамента Федерации еврейских общин России по взаимодействию с правоохранительными учреждениями;

Санжай Лама Андрей Бальжиров, постоянный представитель Буддийской традиционной Сангхи России в Москве;

М.В. Мирный, советник Департамента по взаимодействию с религиозными организациями Управления Президента РФ по внутренней политике;

представители Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ МП РПЦ: руководитель Управления по работе с государственными структурами П.В. Лебедев и специалист Управления В.А. Бегдаш.

Источник: protestant.ru

18 февраля 2017
Роман Лункин: Криминализация религиозной жизни в России

Криминализация религиозной жизни в России происходит постепенно, по мере реализации Закона Яровой в части регулирования миссионерской деятельности.

Закон применяется выборочно к определенным группам верующих, которые не подпадают под статус «традиционных», но при этом, их и нельзя даже теоретически определить в качестве «экстремистов».

Совет по правам человека при президенте РФ назвал в качестве главных жертв Закона Яровой среди религиозных организаций – протестантские церкви. Основным недостатком положений Закона о контроле миссионерства в России является вообще их наличие в рамках антитеррористического пакета.

Критика Закона подробно изложена в Экспертном заключении Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на пакет антитеррористических законопроектов Озерова и Яровой от 7 Февраля 2017 года. Предложение о необходимости отмены названных законов, известных как «пакет Яровой», набрало более 100 тысяч подписей на сайте «Российской общественной инициативы».

Совет по правам человека разобрал статьи о недоносительстве за преступления, о снижении возраста уголовной ответственности до 14 лет, другие статьи, которые значительно ужесточают именно уголовные наказания за ряд преступлений. В том, что касается поправок в Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и в КоАП РФ, касающихся регулирования миссионерской деятельности, Совет по правам человека обозначил основные недостатки, но не стал столь подробно разбирать антимиссионерское законодательство.

В заключении подчеркивается, что дополнения по миссионерству в «антитеррористический пакет» вносились в спешке, никакого обоснования, почему нужно было делать именно так, и как это связано с террористической деятельностью, не было.

Однако, по сравнению с другими пунктами заключения Совета по правам человека, формулировки, затрагивающие религиозную тематику, - очень мягкие: «Возможно, в этой сфере требуются некоторые корректировки нормативной базы, но определенно не такие, как были приняты, так как они создают неоправданные и чрезмерные ограничения для реализации свободы совести верующими всех религий и религиозных направлений».

Твердо отмечено лишь одно: «... определение миссионерской деятельности и некоторые элементы предлагаемого регулирования явно покушаются на фундаментальную норму закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которой государство не вмешивается во внутренние установления религиозных объединений... Непонятно, как в рамках административной процедуры может быть установлено, велся ли тот или иной разговор «в целях вовлечения» в религиозное объединение или просто был мировоззренческой дискуссией. Уже имеющаяся практика правоприменения подтвердила, что к административной ответственности произвольно привлекаются люди, явно не совершившие никакого общественно опасного деяния».

Вывод Совета по правам человека заключается в том, что вся часть законов, направленных на противодействие терроризму, касающаяся миссионерской деятельности, должна быть выделена из принятого регулирования, «поскольку она требует разработки заново в качестве предмета самостоятельной законопроектной работы при условии, если Правительство РФ сочтет это необходимым».

За кадром заключения Совета по правам человека осталось многое – от Закона Яровой пострадали не только протестанты, но и один православный, несколько индуистов, стала расти волна депортаций верующих иностранцев за любое участие в религиозной деятельности (или просто молитве). Приняв Закон Яровой, Госдума РФ проигнорировала мнение ведущих религиозных объединений – уникальный случай, но против антимиссионерского Закона Яровой были почти все крупнейшие религиозные объединения России, кроме Русской православной церкви, которой позволили внести свои поправки в этот закон. Неоправданно высокие штрафы до 1 млн. рублей – способны разорить любую общину. Жилые помещения сделать молитвенным домом официально теперь нельзя, что переводит на нелегальное положение всех неправославных.

Требование Совета по правам человека изъять антимиссионерские положения из «данного регулирования» и «антитеррористического пакета», скорее всего, невыполнимы. Странно изымать то, что уже принято и самостоятельно существует в качестве главы в Законе о свободе совести. Возвращаться к обсуждению этой главы – еще опаснее, потому что новые поправки в Закон о свободе совести будет принимать депутатская группа по защите христианских ценностей в Госдуме РФ (глава профильного комитета Госдумы РФ, в том числе по религиозным объединениям, Сергей Гаврилов – один из лидеров этой группы). Эта группа давно предлагала ввести в законодательство понятие «секта», еще жестче контролировать любых «неправославных» проповедников. Кстати, и Яровую и Гаврилова патриарх Кирилл лично награждал церковными орденами. А 26 января, выступая в парламенте, патриарх поблагодарил группу по защите христианских ценностей за работу. 3 февраля у РПЦ появился лоббист в аппарате Госдумы - спикер Госдумы Вячеслав Володин назначил своим советником первого зампреда синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александра Щипкова.

Яровая, возможно, просто не знала, толком, что она рекомендует принять в сфере религии, а Сергей Гаврилов и его коллеги будут знать точно.

Источник: protestant.ru